Показати матеріали по регіону
Пошук
Підписатись на новини (RSS) Holodniy Yar by Yuriy Gorlis Gorskiy, old site

Была ли УКРАИНА действительно связана СОЮЗНЫМ ДОГОВОРОМ 1922 года?

  Правда Украины,
  10 декабря 1991 года, №215 (14980)

  Боротьба УНР не пропала даремно.
  Логіка подій не залишала українським комуністам нічого іншого
  як домагатися якщо не повної незалежності, то широкого
  національного суверенітету. Допомігши червоній Росії
  подолати незалежну УНР під облудними гаслами
  «пролетарської революції», тобто виступивши в ролі
  інструменту Москви проти власної нації, ліві українські партії
  логічно стали наступною жертвою Кремля.
  Але напочатку 1920-х, сп’яніле від власної значущості
  «господарів» в українському домі, керівництво Радянської України
  по суті не підписало Союзний договір із Росією.
  Ті, хто народився і виріс в СССР, навіть не підозрювали,
  що Союзу юридично не існувало ніколи.

 

Связана ли Украина Союзным договором 1922 года?
(уривок)

Владимир БУТКЕВИЧ,
доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой международного права Украинского института международных отношений.

…ВЫСТУПИВШИЙ вслед за Сталиным от Украины М. В. Фрунзе заявил: «...Делегации считают необходимым не ограничиться простым принятием этого прочитанного сейчас т. Сталиным текста, а проделать над ним дальнейшую работу... Делегации считают необходимым поступить следующим образом: сейчас утвердить и текст Декларации и текст Союзного договора только в основном. Затем тому органу, который будет избран - Центральному Исполнительному Комитету Союза - поручить заняться его дальнейшей разработкой, его дальнейшим рассмотрением. Помимо этой работы ЦИК Союза, к ней должны быть еще раз привлечены правительства национальных государств в лице их верховных органов. Значит, текст, который будет принят вами, должен быть Президиумом ЦИК Союза разослан нашим национальным ЦИК для одобрения. После того, как они рассмотрят его и, возможно, внесут в него, основываясь на практике, ряд поправок, после этого должна быть собрана следующая сессия ЦИК Союза, которая уже, на основании этой дополнительной разработки, должна будет ввести в действие этот договор.


Но это еще не все, товарищи. Мы предлагаем вам принять еще одну гарантию, а именно, чтобы следующая сессия ЦИК ввела бы в действие этот новый закон только временно…, но окончательное утверждение, окончательная ратификация этого Договора должна быть отложена до следующего, II съезда депутатов Советов СССР. Вот, товарищи, тот путь, который мы считаем наиболее гарантирующим со всех сторон правильность и соответствие жизненным интересам союзных народов заключаемого ими Союзного договора» (I съезд Советов СССР. Стенографический отчет. М. 1923, стр. 11 —12).
Делегаты съезда в подавляющем большинстве своем согласились с М. В. Фрунзе и приняли его предложение без дополнений и изменений. На этом съезд завершил свою работу. Таким образом вариант устроителей съезда не прошел. Договор не был ратифицирован, окончательный текст его не разработан, и международным соглашением он не стал. Утверждение, что I съезд Советов СССР создал Союз Советских Социалистических Республик, не соответствует действительности.
Но эту «выходку» М. В. Фрунзе не простили. Ему «доверяли», а он «подвел». А ведь его направили на Украину на должность зам. Предсовнаркома УССР в расчете на то, что он сумеет заменить строптивого X. Раковского. Дело в том, что вначале для проведения подготовительной работы по объединению Украины в Союзное государство был направлен X. Раковский. Он был назначен Председателем Совнаркома УССР. Однако с самого начала X. Раковский не стал проводить в жизнь то, что от него требовали. Максимум, что он допускал в таком союзе, - создание конфедеративного государства. За республиками он отстаивал автономию с правом самостоятельно развивать межгосударственные отношения. С этой целью, по проекту X. Раковского, республики должны иметь свои наркоматы иностранных дел и внешней торговли, он доказывал ненужность общесоюзного гражданства и т. д. XII съезд РКП (б) резко осудил позицию Раковского, и он фактически, был отстранен от активного участия в обсуждении и проекта Союзного договора, и вместо него эти обязанности поручались его заместителю М. В. Фрунзе.
Однако после того, как последний помешал И. В. Сталину «вписать новую главу в историю человечества», тандем X. Раковский - М. В. Фрунзе больше не устраивал центр. В июле 1923 года X. Раковский был отозван с Украины и направлен полпредом в Англию. Его позицию по поводу Союзного договора ему не простили: он был исключен из партии, репрессирован и в 1941 году расстрелян. Не миновала эта участь и М. В. Фрунзе. Его отозвали на новую работу в Москву, где он в 1925 году трагически погиб.
А пока что после съезда М. В. Фрунзе продолжает работать над проектом Союзного договора (в основном добивается от центра текста). На II сессии ВЦИК договор должны были ратифицировать. Но этого не произошло. Выступая 11 апреля 1923 года на сессии, М. В. Фрунзе заявил: «Правительство не может представить на рассмотрение сессии проекта (т.е. не только в 1922 году, но и в 1923 году ещё не было окончательного проекта Союзного договора - В. Б.), Союзного договора, так как по постановлению I съезда Советов СССР принятая им Конституция должна подвергнуться тщательной переработке в центре и на местах... Приступив к разработке деталей, мы убедились, что вопросы союзного устройства еще более сложны, чем представлялось нам ранее, причем некоторые положения нужно разработать заново... По этим соображениям правительство не может предложить сессии окончательного проекта Союзного договора... Я предлагаю сессии принять следующую резолюцию, в которой поручить президиуму ВУЦИК и СНК закончить рассмотрение проекта Союзного договора... не позже, чем в полуторамесячный срок» («Коммунист», 12 апреля 1923 года).


Центр крайне раздражала позиция республик вокруг Союзного договора. Сталин назвал ее политической игрой и считал, что с договором следует заканчивать вообще, а вместо него принять Конституцию общесоюзного государства. Со своей стороны центр проводил активную работу по созданию общесоюзных органов, несмотря на то, что Конституции тоже не было. К этому времени уже были созданы ЦИК Союза ССР, Президиум ЦИК Союза ССР, от имени которых декреты и постановления издавал Всероссийский ЦИК Советов и его Президиум. Это вызвало резкое осуждение республик. Так, например, 8 марта 1923 года ВЦИК и СНК РСФСР опубликовали свой декрет об учреждении при СНК РСФСР (а не при будущем СНК СССР) Главного концессионного комитета. По этому поводу Украина заявила решительный протест.
НЕДОВОЛЬСТВА республик подтолкнули центр к решению оставить работу над проектом Союзного договора и быстрее принять Конституцию СССР. 27 апреля 1923 года Президиум ЦИК Союза ССР создает новую расширенную комиссию по выработке Конституции из 25 человек. 6 июля 1924 года ЦИК СССР издал следующее постановление: «Основной закон (Конституцию) Союза Советских Социалистических Республик утвердить и немедленно ввести в действие» (Вторая сессия ЦИК СССР. М. 1923, стр. 16). Так неконституционный орган создал для себя Конституцию юридически еще не существующего государства, сам ее утвердил и сам немедленно ввел в действие. 13 июля этот же орган принимает новое постановление, которое подчиняет все республики - РСФСР: «Все декреты и постановления Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и его Президиума... сохраняют свою силу как обязательные к действию на всей территории Союза Советских Социалистических Республик» (ЦГАОР УССР, ф. 2, оп. 2, д. 868, л. 3).


Республики не могли угнаться за центром. Они еще продолжали работать над проектом Союзного договора. Но, увидев, что о договоре уже речь не идет, начали переключаться на Конституцию. 10 октября 1923 г. ВУЦИК принимает постановление об образовании Конституционной комиссии для рассмотрения конституционных вопросов, вытекающих из организации СССР в составе 3-х человек (СУ УССР, 1923 г., ст. 562). Но республика опять отстала. Центр уже разработал и утвердил Конституцию. Протесты со стороны республик вынудили центр собрать 26 января 1924г. их представителей на II Съезд Советов СССР и
еще раз утвердить Конституцию СССР. Но прежде этого, центр потребовал, чтобы республики ратифицировали этот документ. В суматохе республики не знали, что утверждать. VIII Всеукраинский съезд Советов постановил: «Одобренный Первым съездом Советов Союза ССР договор об основании Союза Советских Социалистических Республик и утвержденную Второй сессией Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР Конституцию Союза Советских Социалистических Республик ратифицировать» (Резолюції Всеукраїнських з'їздів Рад. Харків, 1932, стор. 183).
Опять произошел конфуз. Съезд утвердил два взаимоисключающих документа. Дело в том, что центр уже не рекомендовал рассматривать вопрос о проекте Союзного договора 1922 г., так как он уже считался ненужным, и Конституция закрепила совершенно противоположные положения. Чтобы успокоить республики, одиннадцать глав Конституции СССР были названы: Договор об образовании СССР. Но это уже был совершенно другой документ. Для сравнения укажем, что Договор об образовании СССР 1922; г. содержал 26 статей, а в конституционном Договоре об образовании СССР их 72. Фактически последний закреплял создание единого унитарного государства, лишив республики даже тех мизерных прав, которые предусматривались в проекте Договора 1922 г. (республики лишались права урегулирования вопросов об изменении границ между собой, ведения дипломатических сношений, заключения политических и иных договоров с другими государствами, заключения внутренних займов и т. д.).
Таким образом Договор об образованнн СССР 1922 г. не дошел до ратификации, так как был отменен конституцией 1924 г. Республики вначале пытались отстаивать свою независимость ссылками на свои конституции, но центр выбил у них и эту козырную карту, заставив привести все конституции в соответствие с Конституцией СССР 1924 г. «Мы переживаем такую полосу развития, - писал И. В. Сталин... - когда молодое поколение коммунистов на окраинах игру в независимость отказывается понимать как игру (подчеркнуто мною — В. Б.), упорно признавая слова о независимости за чистую монету и также упорно требуя от нас проведения в жизнь буквы конституции независимых республик» («Известия ЦК КПСС», 1989 г., № 9, стр. 199).
И хотя союзные республики были отстранены от обсуждения и принятия Конституции СССР 1924 г., центр вменил им ссылаться только на этот документ и забыть о Договоре 1922 г. С этого периода и до сего времени в законодательных актах СССР не было ни одного упоминания о Договоре (проекте) 1922 г. Впрочем это не спасло и Конституцию 1924 г. - через 12 лет и она была заменена. Таким образом, аннулированы не только положения проекта Договора 1922 г., но даже его название. И о какой теперь юридической силе этого договора может идти речь?
В проекте о новом союзном договоре «Договоре о Союзе Суверенных Государств» статья 26 закрепляет: «Для государств, его подписавших, с той же даты считается утратившим силу Договор об образовании Союза ССР 1922 г.» («Известия», 26 ноября 1991 г.). Интересно, принимал ли участие хоть один юрист в составлении этого проекта? Во-первых, как уже отмечалось, никакой юридической силой этот договор не обладает. Во-вторых, какие государства имеются в виду? Многие республики (из максимального состава существовавших 15 субъектов СССР) даже не знали, что такой документ, как договор, действует. Для подтверждения сказанного укажем на основания, по которым республики входили в состав СССР: Первый Всеузбекский Съезд Советов заявил о «вхождении в Союз ССР на правах полноправного члена и на основах Декларации Первого Съезда Советов СССР». (Образование и развитие СССР как союзного государства. М., 1972, стр. 205). Первый Всетуркменский Съезд Советов решил «войти в Союз Советских Социалистических Республик на основаниях, изложенных в Конституции Союза» (там же, стр. 210); Таким же образом, не упоминая договора 1922 г., решился вопрос о вхождении в СССР Таджикистана (там же, стр. 224). Азербайджан, Армения и Грузия были включены в Конституцию СССР 1936 г. как союзные республики без какой-либо законодательной реакции со стороны этих государств.


Ошибка была исправлена таким образом, что в следующем 1937 году, т. е. после вступления Конституции СССР 1936 г. в силу, приняли соответствующие решения: в Грузии - 13 февраля 1937 г., в Азербайджане - 14 марта 1937 г., в Армении - 22 марта 1937 г. (там же, стр. 235, 237, 239). Молдавия, Латвия, Литва и Эстония введены в состав СССР Законом СССР. Правда, три последние республики приняли еще Декларацию о вступлении в состав СССР (Латвия и Литва - 21 июля 1940 г., Эстония - 22 июля 1940 г.).
По воле центра в состав СССР вошли Киргизия и Казахстан. На момент неожиданности указывает реакция этих республик. Казахстан отправил в Москву «благодарственное письмо казахского народа», а Киргизия «С переполняющей сердце радостью и небывалым воодушевлением встретила весть о преобразовании Киргизстана в союзную республику» (там же, стр. 235).
Таким образом, остались только Украина, Белоруссия и РСФСР. Но, как уже отмечалось выше, эти республики «подписали» далеко не окончательный проект Договора об образовании СССР 1922 г. «аплодисментами». Сталин, правда, попытался исправить «вольность» М. В. Фрунзе и попросил присутствующих делегатов (не путать с делегацией, уполномоченной на визирование документа) поставить свои подписи под проектом. Всего было собрано 86 подписей из 2214 делегатов, прибывших на съезд (Документы внешней политики СССР. М. 1962 г., т. VI, стр. 123). Таким образом, Договор об образовании СССР 1922 г. даже не дошел до стадии парафирования (форма фиксации окончательного варианта проекта международного соглашения).
(…)


Трагедия начала 20-х годов нам известна. Хотя Союзного договора 1922 г. республики и не ратифицировали, - это не спасло их от потери независимости, суверенитета. Именно центр вверг их в полосу беспрерывных трагедий и репрессий. Именно центр был инициатором и исполнителем действий, сходных с геноцидом. Эти действия привели к почти практическому уничтожению некоторых народностей, разрушению национально-этнических особенностей народов союзных республик. И сегодня, когда республики вступили в полосу национально-государственного возрождения, центр вновь стремится навязать союзный договор. Убежден, что мы являемся свидетелями фарса. К чему этот фарс приведет, поживем - увидим. Одно не должно ни у кого вызывать сомнения: Украина никогда больше не будет колонией, и языком диктата с ней говорить бесполезно.

Правда Украины,
10 декабря 1991 года, №215 (14980)