Якою ж була реакція Раднаркому РРФСР? "Следует отметить чрезвычайно осторожное отношение СНК РСФСР к Ц. Раде, исходившее из ленинской установки в национальном вопросе, из стремления не нарушать "права" наций на самоопределение вплоть до отделения, с одной стороны, и с другой - из стремления взорвать Ц. Р. изнутри, привлечь на сторону пролетарской революции революционные элементы из ее среды и, расколов таким образом антипролетарский национальннй фронт, значительно облегчить разрешение национального вопроса и, следовательно, победу пролетарской революции" ("К отчету о I Всеукраинском съезде Советов Р., С. и К. Д.". - Летопись революции. - 1928. - №1. - С.265).

Що ж, позиція Раднаркому РРФСР цілком зрозуміла: одна справа - визнати незалежність Польщі чи Фінляндії і зовсім інша - України. Та не визнати Центральну Раду законним урядом України РНК у той час також не могла: вчинити інакше означало б суперечити своїм власним, щойно проголошеним деклараціям і гаслам. З іншого боку, втрачати європейську житницю й індустріально розвинутий регіон теж не хотілося. Гарячково шукався привід для конфлікту. I він був знайдений.

На пропозицію Бунду і під тиском козачого фронтового з'їзду, який проходив у Києві в жовтні 1917 року, на засіданні Центральної Ради була прийнята резолюція, котра засуджувала більшовицький переворот у Петрограді: "Визнаючи, що влада як у Державі, так і в кожнім окремім краю повинна перейти до рук усієї революційної демократії, вважаючи недопустимим перехід усієї влади виключно до рук Рад Робітничих і Салдатських депутатів, які являються тільки частиною зорганізованої революційної демократії, Українська Центральна Рада через це висловлюється проти повстання у Петрограді".

Ось як розповідав про обставини прийняття цього рішення Володимир Затонський у статті "Октябрьский переворот в Киеве", надрукованій в газеті "Коммунист" від 7 листопада 1924 року: "...В Октябрьские дни в Киеве происходил казачий фронтовой сьезд, представленный преимущественно казачьим офицерством... Так вот, на следующий день (8 листопада за новим стилем. - О.Р.), вечером, на заседание Малой Рады явился представитель кубанского казачества, казачий полковник; отрекомендовался министром путей сообщения Кубани. После патетического вступления о высоких целях демократии и о значении федерализма, он потребовал от Рады объяснения - верно ли, что она заключила союз с большевиками, верно ли, что она, прямо или косвенно, поддерживает большевистский бунт в Петрограде...

Радовцы попытались отвертеться формальными справками, что они, мол, тут не при чем, что они в большевистском восстании не участвуют. Но бравый полковник понимал, в чем дело, тем более, что у него в самой Малой Раде были союзники в лице еврейских партий: ЕС'овцы, СС'овцы и Бунд... Казак, получив поддержку от перепуганного еврейского мещанства, не скрывая своего презрения к ним, тем не менее, материалами воспользовался и поставил вопрос ребром: да или нет, говорите прямо, казачий сьезд требует, чтобы Рада определила свою позицию...

Радовцы потребовали четверть часа для фракционного заседания. Эти пятнадцать минут растянулись, по меньшей мере, на полтора-два часа...

Смысл заявлений сводится к осуждению Центральной Радой большевистского мятежа в Петрограде и Москве (формула, предлагавшаяся от имени Бунда Рафесом).

Еврейская улица бурно аплодирует. Казак доволен. Украинцы смущенно молчат..."

А ось як інформувала читачів про хід цього засідання Малої Ради "Киевская мысль" (№259. - 1917. - 25 окт.):

"М. Рафес (Бунд) указывает, что... включение радой большевиков в состав комитета (крайового комітету по охороні революції на Україні. - О.Р.) было сделано, благодаря их заявлению, что большевики здесь, на Украине, никаких вооруженннх восстаний не предпримут. (...)

М. И. Литваков (об'єднана єврейська соціалістична партія. - О.Р.) останавливается далее на позиции большевиков. Раньше они считали центральную раду буржуазным органом, отказнвались от участия в ней и не удостаивали ее своими посещениями. Но вдруг произошла перемена, и большевики вошли в раду. Но разве есть гарантия, что большевики, если это им понадобится, не выступят против генерального секретариата? (...) И если большевики теперь вдруг идут солидарно с украинским движением, то это делается не из симпатий к национальному движению. Это проявление политического авантюризма. И большевики хотят проводить свои планы через украинскую раду. (...) Рада должна признать, что выступление большевиков грозит гражданской войной, от которой погибнут все завоевания революции и, в частности, все завоевания, достигнутые на Украине (...)".

Коли більшовики взяли участь у виборах до Установчих зборів, то зібрали вони 24 відсотки голосів, есери - 40, кадети - 4.7, меньшовики - 2.3. "Виникла можливість сформування лівого демократичного уряду, який відбивав би реальні демократичні прагнення трудівників", - пише В. Костиков у статті "Чоботи з шагреневої шкіри" (Огонек. - 1989. - № 32. - С.13).

Та вже 5 січня 1918 року (за тиждень до початку більшовицького заколоту на "Арсеналі", своєрідним каталізатором якого послужив наступ на Київ муравйовського війська) у Петрограді була розстріляна мирна демонстрація робітників, інтелігенції, студентства, які вийшли на вулиці, щоб підтримати Установчі збори. Звідавши смак влади, більшовики нізащо не хотіли її з кимось ділити. "Свідомі робітники Росії розуміли всю пагубність розмежування демократії, політичного сектантства", - пише у згаданій статті В. Костиков. I далі: "Була упущена історична можливість співробітництва лівих сил Росії в рамках демократично обраного парламенту. Громадянський мир був відкинутий, ворота у трагедію громадянської війни відчинені. Для підтримання влади тепер вимагались не політики, а люди в чоботях - дедалі в більшій і більшій кількості. Героєм часу ставав Троцький".

Лев Давидович більш ніж прозоро демонструє ставлення Раднаркому до Центральної Ради в розмові з Криленком по прямому зв'язку 24 листопада (6 грудня) 1917 року (Разговор тов. Троцкого со ставкой. - "Известия ЦИК" 25 ноября (7 декабря) 1917 г.):

"Т р о ц к и й: Предлагаем принять представителя украиского штаба при вашей ставке. Равным образом предлагаем включить представителя Генерального Секретариата в состав общероссийской мирной делегации. Что касается создания единого украинского фронта из нышешнего юго-западного и румынского, то вопрос зтот остается открытым. Вполне одобряю вашу политику: не чинить никаких препятствий передвижению украинских частей с севера на юг, поскольку зто допускается общим положением фронта и состоянием транспорта. Украинские трудящиеся массы должны на деле понять, что общероссийская Советская власть не будет чинить никаких затруднений к самоопределению Украины, в какие бы формы это самоопределение окончательно ни вылилось, и что признание Украинской Народной Республики со сторонн российской власти самое полное. Но мы считаем в то же время необходимым открыто показать не только перед русскими, но и перед украинскими трудящимися массами, противоречия социалистической политики Советской власти и буржуазной политики Центральной Рады, которая фактически становится, может быть, против воли, в некоторой своей части – правительством имущих классов на Украине. Не намереваясь ни в малейшей степени навязывать свою волю украинскому народу, Совет Народных Комиссаров в тоже время готов всеми зависящими от него средствами поддержать Советы украинских рабочих, солдат и беднейших крестьян в их борьбе против буржуазной политики руководителей нынешней Центральной Рады" (підкреслення моє. - О.Р.).

Дворушництво і лицемірство Троцького, як бачимо, навіть не маскується. Через десять днів відверта погроза народного комісара закордонних справ на адресу Центральної Ради набуває форми першого ультиматуму, який Раднарком РРФСР надсилає у Київ 4 грудня (17 грудня) 1917 року:

"Исходя из интересов единства и братства союза рабочих и трудящихся эксплуатируемых масс в борьбе за социализм, исходя из признания зтих принципов многочисленными решениями органов революционной демократии советов и особенно Первого Всероссийского Съезда Советов, социалистическое правительство России, Совет Народных Комиссаров, еще раз подтверждает право на самоопределение за всеми нациями, которые угнетались царизмом и великорусской буржуазией, вплоть до права зтих наций отделиться от России.

Поэтому мы, Совет Народных Комиссаров, признаем Украинскую Народную Республику, ее право совершенно отделиться от России или вступить в договор с Российской Республикой на федеративных или тому подобных взаимоотношениях между ними (підкреслення моє. - О.Р.). Все, что касается национальннх прав и национальной независимости украинского народа, признается нами, Советом Народных Комиссаров, тотчас же, без ограничений и безусловно.

Против Финляндской буржуазной Республики, которая остается пока буржуазной, мы не сделали пока ни одного шага в смысле ограничения национальных прав и национальной независимости финского народа и не сделаем никаких шагов, ограничивающих национальную независимость какой бы то ни было нации из числа входящих и желающих входить в состав Российской Республики.

Мы обвиняем Раду (Несподіваний, чи не правда, поворот? - О.Р.) в том, что, прикрываясь национальными фразами, она ведет двусмысленную буржуазную политику, которая давно уже выражается в непризнании Радой Советов и Советской власти на Украине (между прочим, Рада отказывается созвать съезд украинских Советов немедленно). Эта двусмысленная политика, лишающая нас возможности признать Раду как полномочного представителя трудящихся и эксплуатируемых масс Украинской Республики, довела Раду в самое последнее время до шагов, означающих уничтожение всякой возможности соглашения.

Такими шагами явилась:

Во-первых, дезорганизация фронта - Рада перемещает и отзывает односторонними приказами украинские части с фронта (але ж за десять днів до цього Троцький у розмові з Криленком чітко сказав: "Вполне одобряю вашу политику: не чинить никаких препятствий передвижению украинских частей с севера на юг, поскольку это допускается общим положением фронта и состоянием транспорта". - О.Р.), разрушая, таким образом, единый общий фронт до размежевания, осуществимого лишь путем организованного соглашения правительства обеих республик.

Во-вторых, Рада приступила к разоружению советских войск, находящихся на Украине.

В-третьих, Рада оказывает поддержку кадетско-калединскому заговору и восстанию против Советской власти. Ссылаясь заведомо ложно на автономные, будто бы, права "Дона и Кубани", прикрывая этим калединские контрреволюционнне выступления, идущие вразрез с интересами и требованиями громадного большинства трудового казачества, Рада пропускает через свою территорию войска к Каледину, отказываясь пропустить войска против Каледина.

Становясь на этот путь неслыханной измены революции, на путь поддержки злейших врагов как национальной независимости народов России, так и Советской власти, врагов трудящейся и эксплуатируемой массы - кадетов и калединцев, Рада вынудила бы нас обьявить без всяких колебаний войну ей, даже если бн она была уже вполне формально признанным бесспорным органом высшей государственной власти независимой буржуазной республики Украины.

В настоящее время, ввиду всех вышеизложенннх обстоятельств, Совет Народных Комиссаров ставит Раде, перед лицом народов Украинской и Российской Республик, следующие вопросы:

1) Обязуется ли Рада отказаться от попыток дезорганизации общего фронта?

2) Обязуется ли Рада не пропускать впредь без согласия верховного главнокомандующего никаких войсковых частей, направляющихся на Дон, на Урал или в другие места?

3) Обязуется ли Рада оказывать содействие революционным войскам в деле их борьбы с контрреволюционным кадетско-калединским восстанием?

4) Обязуется ли Рада прекратить все свои попытки разоружения советских полков и рабочей красной гвардии на Украине и возвратить немедленно оружие тем, у кого оно было отнято?

В случае неполучения удовлетворительного ответа на эти вопросы в течение срока - сорока восьми часов, Совет Народных Комиссаров будет считать Раду в состоянии открытой войны против Советской власти в России и на Украине.

Председатель Совета Народных Комиссаров (Ульянов) Ленин
Народный Комиссар по иностранным делам Л. Троцкий".