РЕЧЬ С. В. ПЕТЛЮРЫ

С. В. Петлюра начинает свою речь с выяснения отношения большевиков к украинскому войску и говорит: "Ставка, после захвата ее большевиками, палец о палец не ударила для того, чтобы пойти нам навстречу. Наоборот: со времени провозглашения Украинской народной республики ставка только саботирует нашу работу. Нам говорят чудесные речи, а за спиной готовят поход нротив нас. Генеральный секретариат имеет точные сведения, что большевики готовят Украинской народной республике удар в спину. (...) Народные комиссары в своем ультиматуме упрекают нас в том, что мы снимает войска с фронта. Но кто начал оголять фронт, как не Совет народных комиссаров! Крыленко хотел двинуть на нас 2-й гвардейский корпус. Помня пословицу "береженого и бог бережет", мы этот корпус задержали. Теперь со всех сторон готовятся против нас карательные экспедиции. (...) Политика централизма, с которой мы, украинцы, знакомы с давних пор, проводится и сейчас правительством народных комиссаров. Мои назначения ставка игнорирует. Большевистские комиссары в армии арестовывают украинцев только за то, что те желают подчиняться не Совету народных комиссаров, а правительству Украинской народной республики. Лишь сегодня мы освободили в Киеве 23 украинских офицеров, которых большевики везли под конвоем в Петроград за неисполнение распоряжений большевистских комиссаров. Ультиматум, предъявленный нам народннми комиссарами, - заканчивает С. В. Петлюра, - то попрание наших прав, на защите которых мы должны стоять твердо и решительно". (...)

РЕЧЬ В. К. ВИННИЧЕНКО

На трибуне председатель генерального секретариата В. К. Винниченко.

"От имени правительства Украинской народной республики,- говорит В. К. Винниченко,- приветствую вас, собравшихся на съезд крестьян, рабочих и солдат Украины (бурные аплодисменты, крики "слава"). Хочу остановиться на ультиматуме, предьявленном Советом народных комиссаров. Самым кардинальным местом зтого ультиматума я считаю слова об "украинской республике". Словечки "буржуазная Центральная Рада" - корень всего. Как только великий украинский народ начал расправлять свои 200 лет связанные руки - со всех сторон его начали упрекать в "буржуазности". Большевики, упрекая нас в буржуазности, только повторяют то, что нам 8 месяцев говорили меньшевики, которых теперь держат в тюрьмах за "буржуазность". Обьявление нас "буржуями" - способ борьбы неукраинцев с украинцами. Борьба, которую теперь ведут с нами большевики, борьба национальная. Большевики, считавшие себя представителями великорусской демократии, борются с нами, сами того, быть может, не сознавая, как великороссы. (...)

Переходя к вопросу об отношении генерального секретариата к тому, что происходит сейчас на Дону, В. К. Винннченко говорит: "Если нужно будет послать войска на Дон, мы это сделаем, но пока в зтом необходимости НЕ встречается. Казачья демократия без всякой внешней силы, без принуждения извне может завести у себя новые порядки. Надо открыть глаза казачьей демократии, а не кровью и железом навязывать ей свое понимание государственности. Мы признаем за всеми народностями и областями России право на самоопределение не на словах, а на деле. Если казакам люб Каледин, никто не может им запретить поставить его во главе своей республики. Если Каледин против этой власти, то казакам придется вскоре выбирать между нами и Калединнм. (Аплодисменты). Не вооруженной силой хотим мы творить власть у себя дома и во всей России. До сих пор мы вооруженных выступлений не делали. Центральная Рада получила власть не благодаря вооруженной силе, а как результат нашей организованности, нашего знтузиазма. Мы не имеем права помогать большевикам идти войной на казаков. Мы не объявляли войны ни казачьему правительству, ни Совету народных комиссаров. Мы придерживаемся в борьбе казаков с большевиками строгого честного нейтралитета. Но если этот нейтралитет будет той или другой стороной нарушен, то мы покажем, как можем бороться".

Далее В. К. Винниченко резко критикует деятельность Совета народных комиссаров, попирающего завоеваннме революцией свободы, и подробно останавливается на истории разоружения в Киеве большевистских частей.

В заключение В. К. Винниченко говорит: "Не генеральный секретариат, а Совет народных комиссаров затеял братоубийственную войну. Но поднявший меч от меча погибнет. Надеюсь, что Всеукраинский сьезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов скажет зарвавшимся большевикам: украинский народ сам знает, как жить! Не мешайте ему устраивать свою судьбу по-своему". (Долгие бурные аплодисменты).

После речи В. К. Винниченко большевики, в виде протеста против того, что собрание, по их мнению неправомочное, фактически превратилось в сьезд, покидают зал заседания. (...)

"Почему,- сказал между прочим Н. В. Порш (генеральний секретар праці. - О.Р.), - большевики, вместо того, чтоби навязывать свою волю Украине и Донской республике, не едут в Германию заводить свои порядки? Да потому просто, что боятся немецкого кулака, а в России же они хотят снова повторить покорение всех областей. Но это им не удастся. Скоро, я уверен, падет правительство народных комиссаров, ставшее правительством народных тиранов". (...)

РЕЧЬ М. С. ГРУШЕВСКОГО

Избранннй в почетные председатели М. Грушевский говорит: "Благодарю вас за честь, мне оказанную. Приветствую наш великий съезд от имени Центральной Рады. Несмотря на то, что съезд зтот созван не по нашей инициативе, мы все же ему подчинимся, если он выскажется за необходимость переизбрания Центральной Рады еще до украинского Учредительного собрания. Уже выработан проект конституции Украинской народной республики, которая будет самой демократической конституцией в мире". (Шумные аплодисменты).

"Никому, - продолжает далее М. Грушевский, - не удастся вбить клин между украинским народом и его высшим внборным органом - Центральной Радой. (...). Я... глубоко уверен, что Центральная Рада доведет Украину до украинского Учредительного собрания, которое уже очень близко".

"Украинский народ, - заканчивает М. С. Грушевский, - взявший судьбу своего государства в свои руки, скажет всем питающимся насиловать его волю: здесь у нас на Украине вы зась". (Гром аплодисментов).

Государственньш контролер Украинской народной республики, представитель "Бунда" Золотарев заявляет, что еврейский пролетариат Украины будет вместе с украинским народом до последней капли крови защищать родную Украину от нападения насильников.

Заявление Золотарева покрывается громом аплодисментов. (...).

6-го декабря закончились занятия Всеукраинского съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Созванный большевиками для свержения Центральной Рады и установления на Украине большевистской власти сьезд превратился в грандиозную манифестацию сочувствия Раде и во внушительиую антибольшевистскую демонстрацию.

В вопросах об отношении к ультиматуму Совета народных комиссаров и об организации власти на Украине съездом было проявлено редкое единодушие: резолюции по зтим вопросам были приняты почти единогласно. (...)

РЕЧЬ М. С. ГРУШЕВСКОГО

"В то время, когда мы здесь заседаем, на Украину двигается враждебное войско. Оно уже вступило на украинскую землю и получило приказ во что бы то ни стало пробиться к центру нашего государства. Посылают это войско на нас те самие так называемые народные комиссары, которые лицемерно кричат везде и повсюду о своей любви к миру. Заключив с неприятелем перемирие на всех фронтах, народные комиссары объявили войну нам. (Шум, крики "ганьба"). (...) Здесь говорили, что Совет народных комиссаров объявил войну не украинскому народу, а Центральной Раде. Но разве Центральная Рада не есть украинский народ? (...) Наступил момент, когда вы, товарищи крестьяне, рабочие и солдаты Украины, должны поддержать вашу Центральную Раду не только словом, но и делом... (...) Вы дадите продовольствие, вы окажете доверие деньгам Украинской народной республики потому, что если вы доверяли царю и Керенскому, то неужели не поверите вашему народному правительству? (Бурные аплодисменты, крики "верим", "поддержим").

Вы будете также содействовать тому, чтобы земельная реформа была проведена на Украине планомерно и организовано..."

6 грудня (19 грудня за н. ст.) З'їзд більшістю голосів (двоє проти, дев'ятнадцять утрималось від голосування) прийняв резолюцію про ультиматум Ради Народних Комісарів РРФСР (Летопись революции. - 1928. - №1. - С. 275):

"Уважаючи ультиматум Ради Народних Комісарів замахом проти Української Народньої Республіки і виходячи з того, що заявлені в нім домагання нарушають право українського народу на самовизначення та на вільне будування форм свого державного життя, Всеукраїнський З'їзд Рад Селянських, Робітничих і Салдатських Депутатів стверджує, що цектралістичні заміри теперішнього московського (великоруського) правительства, доводячи до війни між Московщиною та Україною, загрожують до решти розірвати федеративні зв'язки, до яких простує українська демократія.

В той час, коли демократія всього світу, з передовими відділами міжнародного соціалізму на чолі, бореться за осягнення загального миру, який єдиний тільки дасть можливість селянським і пролетарським масам успішно боротися за інтереси трудящого люду, погроза нової братогубної війни, що оголошена Радою Народніх Комісарів Україні, руйнуе братерство трудящих верств усіх народів, розбуджує прояви національної ворожнечі та затемнює класову свідомість мас, сприяючи тим самим зростові контрреволюції.

Визнаючи, що відповідь Генерального Секретаріату з 17 грудня (н. ст.) є належною відповіддю на замах Народніх Комісарів на права українських селян, робітників і вояків, Всеукраїнський З'їзд Рад Селянських, Робітничих і Салдатських Депутатів уважає за потрібне вжитя всіх заходів, щоб не допустити до пролиття братерської крові, і звертається з гарячим закликом до народів Росії всіма способами запобігти можливості нової ганебної війни".

На цьому ж з'їзді була прийнята відозва до народів Росії. Наведемо лише кілька витягів з тексту цієї відозви, котра дає певне уявлення про драматизм ситуації:

"Браття! Більше трьох років сини всіх народів, сущих в Росії, билися попліч в окопах. Довгі роки ми всі разом боролися з осоружним самодержавним ладом і спільними силами досягли перемоги революції. Першим ділом великої революції було проголошення прав усіх народів на самовизначення. Український народ використав своє право та проголосив Українську Народню Республіку. Цій Народній Республіці Рада Народніх Комісарів оповіщає війну! З генералом Гінденбургом Рада Народніх Комісарів веде мирні переговори, а демократії всіх народів вона ставить ультиматум і погрожуе війною.

На словах Рада Народніх Комісарів наче б признае право націй на самоозначення аж до відокремлення. Але це тільки на словах, а на ділі власть Комісарів намагається брутально вмішуватися в діяльність Українського Правительства, яке виконує волю законодавчого органу - Центральної Української Ради. Яке ж це право на самоозначення?! Певне, Комісари дозволяють самоозначуватися тільки своїй партії, всі ж инші групи людности та народи вони, як і царське правительство, хочуть тримати під своєю кормигою силою зброї. Але український народ не для того скинув з сєбе царське ярмо, щоб запрягтися в ярмо Комісарів. I не для того народи Росії прагнуть замирення на фронті, щоб у тилу розпочати ще страшнішу братогубну міжусібну війну у рядах самої демократії. (...)

Чого ми хочемо? Ми хочемо творити всеросійську федеративну владу, яка б опіралася на зорганізовану волю народів і країв. Ця влада повинна бути однородно-соціялістнчною, від більшовиків до народніх соціялістів включно. Ми домагаємося негайного загального демократичного замирення. Оде програма нашої діяльиости і наших домагань. Отже питаемо, чи за цю програму ви згодитеся приборкати нас гарматами та багнетами? Спиніться, брати й товариші! Щоб ні одна рука селянина, робітинка чи салдата не замахнулася на свого брата! Щоб ні одної краплі крови не пролилося в братогубній війні.

Досить крови!"

(Летопись революции. - 1928. - №1. - С.276-277).